Аоно (aono) wrote in lozhka_est,
Аоно
aono
lozhka_est

Даэлинн (часть 2)

 

Даэллин Рилвэн:

1 Нам сообщили, что у вас тут Черная Немощь, и половина Осгилиата больна ей.

2 Да. Виртуалы.

1 и 3, хором – Тогда мы их виртуально вылечили.

1 – Эллас, 2 – жители Осгилиата, 3 – Даэллин. Из разговоров.

 

Но беды этого дня на этом не кончились. Вскоре в Имладрис привели двоих роххирим, больных Черной Немощью. А Атэлас у нас не было. Эллас, после лечения Курунира, на которое ушли все ее силы, не могла исцелить их обоих, а мой целительский дар уже давно отказал мне. Впрочем, я решила попробовать. Теперь меня держит здесь только долг, и если Намо решит, что мне пора уходить, я буду только рада этому. В конце концов, я должна хотя бы попытаться помочь ей, иначе – какой из меня, к Морготу, целитель?

Я читала заговор и чувствовала, как моя Фэа касается Фэа роханки, как мои силы уходят к ней… Все-таки, к ней, а не в пустоту… И когда я закончила заклятье, роханка исцелилась, а я упала без сил, успев только возблагодарить Эру за то, что мой дар вернулся ко мне – уж не знаю, почему…

Затем к нам пришли из Осгилиата, сообщив, что у них эпидемия Черной Немощи, и уже половина города больна ей. Мы с Эллас отправились туда, и нам пришлось долго работать там. Исцелить всех мы не могли, но выжили многие.

Когда мы вернулись обратно, мы обнаружили там еще одного больного Черной Немощью и Элронда, который вместе со следопытами пел какую-то гномью песню. Песня была совершенно невообразимой, но, как ни странно, от Черной Немощи спасала.

 

Deirdre:

По доигровой договоренности с мастером по медицине, целительский дар Даэллин никуда не делся. Она могла его использовать, если убедит себя, что может это сделать и если убедит больного, что она может его вылечить. Ситуация выглядела так: Даэллин дочитывает мастерский заговор, роханка радостно встает и благодарит ее, Даэллин падает на пенку, шепча благодарности Эру. В общем-то, я сама не ожидала такого эффекта, но роханка поверила в способности Даэллин (еще бы, она-то про это условие не знала), а Даэллин через это поверила в собственные способности. Полагаю, мастер согласился бы со мной, что на таком эмоциональном подъеме заболеть Черной Немощью проблематично? :-)

Что было в Осгилиате, сказано в эпиграфе к этой части рассказа. Да-да, вот именно так оно и было. Свинство, конечно, с нашей стороны, давать такие заявки, но отыгрыш лечения был достаточно напряженным для нас обеих, нервы были накручены до предела, и накручивать их еще больше отыгрышем лечения виртуалов показалось нам несколько неверным – после этого мы могли сорваться и пойти бить назгулов, устроивших нам такую радость. :-)

В Имладрисе же мы застали следующее: Элронд сидит с гитарой, следопыты сидят кто где и все хором орут «Морию»… Радикальное средство лечения Черной Немощи. :-)

 

Даэллин Рилвэн:

 

 

Это было еще не все. Вскоре Элронд узнал, что лориэнские каукарэльдар отправились осаждать Рохан и Тарбад. И я отправилась выяснять положение дел в Тарбаде, попутно зайдя в Осгилиат и попросив Фарамира о военной поддержке. Безрезультатно. Он не видел необходимости влезать в эту войну. Так что я отправилась в Тарбад.

Немного не дойдя дотуда, я увидела, что довольно большой отряд каукарэльдар перекрывает вход в Тарбад. Я предпочла не связываться с ними и пойти в обход – через стену. Лорд Севериус даже пропустил меня и сообщил, что Курунир жив, и он готов отпустить его, если у него будет возможность при необходимости быстро позвать его защищать Тарбад. То есть, ему нужен палантир. А еще он хотел был поговорить со мной.

Обратно через стену я не полезла – закрыла лицо капюшоном плаща и прошла мимо каукарэльдар. Почему они не остановили меня, понятья не имею.

Шансы на победу уменьшались. С такой армией они возьмут Рохан и перекроют Тарбад, и мы останемся без поддержки. Осгилиат они также могут взять без особого труда, а нас просто запрут в Имладрисе… Улайри, по-видимому, отказались поддерживать нас, и надежды на победу нет… Я шла через степь с такими мыслями, когда увидела, что из лесов вокруг Имладриса вверх поднимается радуга. Именно радуга и именно вверх. Это возвращало эстель – именно эстель, поскольку амдир у меня уже не осталось…

- Тулкас Астальдо, помоги нам в этой войне… Помоги нам защитить Арду от твоего извечного врага! Не покинь нас, не откажи нам в помощи, стойкий воин. Даруй нам силы победить их, даруй нам стойкость, чтобы не пасть перед Морготом… Дай нам силы предотвратить Дагор Дагорат. Я молю тебя за всех Эрухини, тех, что покинули Арду и тех, что ждут в Мандос, тех, кто живет и тех, кто будет жить – направь наши удары, даруй нам победу!

 

Deirdre:

После того, как я практически столкнулась с командой Лориэна, а затем свернула в лес, у меня возникли сомнения в том, что это – хорошие страйкбольщики. После того, как я спокойно вышла из Тарбада, я практически полностью убедилась в этом. Вообще-то, в военной ситуации им следовало проявить осторожность и, по крайней мере, выяснить, кто тут шастает и зачем он тут шастает. Вне зависимости от его внешнего вида.

А молилась Даэллин именно так и вслух. Судя по дальнейшим событиям, Тулкас ее услышал. :-)

 

Даэллин Рилвэн:

Immortal love's
Fooled by the hands of doom
That love means death
I realized too soon

Blind Guardian, “When Sorrow Sang”

 

Элронд дал мне палантир, и я вернулась обратно в Тарбад. Каукарэльдар там уже не было, и Рохан они штурмовать не стали. Курунир отправился в Имладрис, а я осталась, поскольку лорд Севериус хотел о чем-то поговорить со мной.

- Лорд Севериус, вы хотели что-то обсудить со мной?

- Во-первых, давай на «ты», во-вторых, я не лорд.

- Хорошо… э-э… Севериус… О чем ты хотел поговорить?

- О том, как ты относишься к тому, что этот мир может быть разрушен.

- Я родилась здесь. Я люблю этот мир, поскольку он прекрасен. Грозы и звездный свет, леса и степи… Море… Это мой дом. Возможно, изначально он должен был быть лучше и прекраснее, но что толку говорить об Арде Неискаженной, если мы не знаем и не можем узнать, какой она должна была быть? Мы не можем вернуться к Неискаженной Арде, но можем попытаться достичь Арды Исцеленной. Но разрушение Арды не может приблизить эту цель.

- Да… Арда Исцеленная… Галадриэль добивается разрушения Арды, считая, что это вернет ее к Арде Неискаженной. Для этого она использует некоего Избранного – существо, которое может уничтожить Арду одним своим словом. Как по-твоему, стоит ли убить Избранного для спасения Арды?

- Севериус… я целитель, лишившийся своего дара в прошлой войне с Мордором, после того, как я убила орка. Недавно этот дар по воле Эру вернулся ко мне, но я готова вновь потерять его, пусть даже навсегда, если это поможет защитить Арду… Но… Нет ли какого-либо другого способа? Например, убедить Избранного не разрушать Арду? Или лишить его способностей? Или просто поместить в такое место, где он не сможет их применять?

- Если ты убьешь Избранного, ты не лишишься своего дара, поскольку это поможет исцелить Арду. Разве лекарь не должен отсекать зараженную плоть, чтобы спасти больного?

- Да… Я готова. Но смогу ли я убить Избранного? Хватит ли моих сил на это?

- Пожалуй, нет. Но ты можешь помочь нам сделать это.

- Я помогу. Что нужно сделать?

- Галадриэль договаривалась с несколькими потенциальными Избранными, и мы не знаем, кто из них тот единственный, кто способен уничтожить Арду. Поэтому нужно найти их всех и лишить возможности это сделать. А еще неплохо было бы лишить Галадриэль возможности создавать новых Избранных. Для этого нужно лишить ее Зеркала.

- Я знаю, где находится Зеркало, и могла бы попробовать забрать его. Только вот шансов на то, что мне это удастся без посторонней помощи, немного.

- Ладно. Мне хотелось бы поговорить с Элрондом. Причем лучше бы лично.

- Кано Элронд не может покинуть пределы Имладриса.

- Может. Имладрис является отдельным сервером, и в наших силах перенести его куда угодно. Например, сюда. Свяжись с ним и сообщи ему об этом.

 

До того, как Элронд прибыл в Тарбад, туда пришла Эллас… Странно, что дошла она сама – ее укусил волк, вырвав кусок мышцы из плеча. Я, как смогла, остановила кровотечение, но этого явно было недостаточно. Впрочем, Севериус легко исцелил ее – сообщил, что «это ей просто показалось, что он ее укусил». Я не знаю, так ли это было, но когда я сняла повязку, под ней не было раны, а на самой повязке не было крови, хотя я помню, что она вся пропиталась ей…

 

Пока кано Элронд и лорд Севериус разговаривали, в Тарбад пришел назгул. Он представился как Аргор. Мне было знакомо это имя – имя, которое нуменорский принц, прозванный Хэлкар, избрал после того, как получил одно из Девяти колец.

Аргор отправился пугать жителей Бри. Это оказалось очень кстати – за воротами Тарбада бродила та самая роханская целительница. Почувствовав назгула, она застыла на месте, видимо, не в силах двигаться от страха. Я с кем-то из жителей Тарбада (по-моему, это была леди Персефона) попытались успокоить ее, сообщить, что отведем ее в безопасное место. Она настаивала на том, чтобы идти в Рохан. Аргор шипел. Мы с Персефоной взяли ее под руки и на развилке повернули не к Рохану, а к Тарбаду. Аргор шел позади и навевал ужас. Ужас навевался только на роханку. Видимо, остальные уже привыкли.

Не могу сказать, что мне было очень приятно знать, что, скорее всего, я веду существо, доверившееся мне, на смерть. Но нельзя допустить разрушения Арды, и именно поэтому я пошла на предательство ее доверия.

Впрочем, все оказалось не так страшно.

Севериус и Элронд объяснили Избранной, что именно означает ее Избранность, и она добровольно… ну… почти добровольно… услышав, что в противном случае ее либо убьют, либо она навсегда останется в Тарбаде… согласилась отказаться от этих своих способностей.

Одной проблемой, сиречь Избранным, стало меньше. Но Галадриэль могла найти замену ей, кроме того, оставались еще Избранные.

Мы поняли, что единственным способом остановить эту заразу является похищение или уничтожение Зеркала Галадриэли. Для этого нужно проникнуть в Лориэн.

 

Deirdre:

Пожалуй, эта часть игры не отличалась от пожизненной части.

 

Даэллин Рилвэн:

 

После долгого обсуждения было решено, что, поскольку внутрь Лориэна телепортироваться мы не можем, его нужно брать штурмом. На штурм отправились:

От Улайри – Аргор; он же возглавлял отряд.

От Тарбада – Баньши, летучая мышь, энтийка и много боевых магов.

От Имладриса – мы с Эллас.

Мы с Аргором договорились, что он идет ломать ворота, и когда он начинает читать заклинание, я пытаюсь изображать назгульский вой. Причем с противоположной стороны. Это было нужно для устрашения каукарэльдар, и я согласилась на это. В конце концов, бард я или нет?

Баньши должна была парализовать каукарэльдар, боевые маги – добить сопротивляющихся, летучая мышь – похитить Зеркало. После этого все выжившие при помощи Ключника отправляются в Тарбад, а все погибшие восстанавливаются там же, благо Севериус обеспечил такую возможность.

Мы отправились на штурм.

Он был коротким, причем нам повезло – не иначе, сам Астальдо направлял руку Аргора, как бы ни странно это звучало. Во всяком случае, патрулей каукарэльдар, как и охраны, не было, поэтому Аргор и боевые маги сломали ворота, я изображала назгула (поскольку оружия все равно не было), летучая мышь забрала Зеркало, но... я так и не поняла, что произошло. Мир стал каким-то странным, замедленным, и это ощущение оставило меня только в Тарбаде, когда мы отмечали победу.

 

Deirdre:

 

А у Йоки четыре ноги,

В голове – переглючило моск,

Ты трогать ее не моги, не моги,

У нее дип-психоз, дип-психоз…

Народное творчество имладрим

 

А вот тут пожизненное описание будет длиннее игрового.

С планом все так и было. К Лориэну мы пробирались незаметно в реале – нас действительно не заметили, причем исключительно благодаря дисциплинированности отряда и разумным командам Аргора.

Для начала Аргор пошел к воротам, а я – к стене. Он начал читать «Эш Назг», я начала выть и шипеть. С выражением. Даже гроулингом немного поорала. Ну надо же было оттянуться по полной за все те нервы, которые устроили нам эти каукарэльдар… Баньши с летучей мышью перелезли через стену, Йоко проорала в рацию свое концептуальное: «Мастера, бля, вы где?! Нас штурмуют!!!», на что получила не менее концептуальный ответ с поля: «Мастера здесь.»… В общем, дальше был бардак. Каукарэльдар объясняли мастерам, что мы все, включая мастеров, в корне неправы, мастера объясняли им, что неправы они, мы стояли за стеной, периодически дразня каукарэльдар и обзывая их «дивными» и «каукарэльдар», короче, развлекались по полной.

Между прочим, если бы уважаемые представители Лориэна изволили выйти за стену, шансов у нас было бы немного – оружие было только у назгула. Боевые маги неплохо уничтожаются в ближнем бою, баньши можно побанить, летучую мышь – подбить, а мы с Эллас вообще были безоружны. Так что Лориэн мы взяли только потому, что лориэнцы, как обычно, не успели вовремя отреагировать на ситуацию. Кстати, если бы они выставили дозор, они, с шансами, заметили бы нас. Или услышали бы. Так что, опять же, нам неприлично повезло с противником. Вернее, с их беспечностью.

Далее, мне не совсем понятно, по какой причине лориэнцы так нервно отреагировали на штурм и особо возмущались тем, что мы пришли в час ночи. В игровых правилах не было запрета на боевые действия ночью. Было ограничение – ночью можно драться только ножами. Нож у нас был. Один. Моргульский. У Аргора. Остальные, как уже говорилось, были безоружны. Непонятен и другой момент: лориэнцы, по идее, знали, что Союз Средиземья их не любит. Ну, или, хотя бы, предполагали. Хоть бы дозорных выставили, в самом деле… А то получается взятие крепости Хэлгор армией Валар в описании Ниэннах – наивные Эллери Ахэ, которые не знают, с какой стороны за меч держаться в защите и толпа злых и опытных майар с другой. Если кто-то полагал, что не увидев дозорных и поняв, что лориэнцы не ожидают нападения, мы, последовательно, умилимся, устыдимся, развернемся и уйдем, то он ошибается. У нас Аргор – кано. А он назгул. А им умиляться не свойственно. Плюс тарбадцы, которые верят Севериусу. Плюс двое имладрим, которые понимают, что если эту заразу не убрать, пока она не распространилась, потом ее уже никак не убрать. А по-жизни – толпа игроков, которым надоело сидеть без дела. И минимум двое – со слегка накрученными нервами, поскольку Аргора достало, что его постоянно перезагружают, а Даэллин – общая ситуация.

Так что мы взяли Лориэн. На понт. Они повелись и поверили. Но это уже не наши сложности.

А внутри игры мы обвалили сервер Лориэна, уничтожили Пифию, часть повстанцев, скачали содержимое сервера и смылись.

 

Обратно мы шли с песнями. Целиком их приводить не буду, но несколько выдержек дам:

 

(…)

В заколдованном болоте Йоко злобная живет –

Задолбает до икоты и до смерти заорет.

Будь ты гоблин, будь ты тролль, ей без разницы.

И назгул бы тут не спас свои… сокровища…

Страшно, аж жуть!

(…)

Лориэновский владыка оторвал от трона зад –

Пифия не вяжет лыка и орет: «Урук казад!»

И про дружбу народов и прочее,

Про имладрим – что они – многоточие.

Громко, аж жуть.

 

Может, это все неправда, может, в жизни все не так,

Только в этом Средиземье продолжается бардак,

Но пока творятся те безобразия,

Ходит назгул в Лориэн безбоязненно,

И не страшно ничуть!

 

И еще:

 

(…)

Хотел найти Галадриэль я, Зеркало ее забрать,

Избавив от кошмара всех такого.

А эльф меня стрелой по пяткам, ну нельзя же так стрелять

Не разобравшись сразу, кто ты, право слово,

А эльф меня стрелой по пяткам, ну нельзя же так стрелять

Не разобравшись сразу, кто ты, право слово.

(…)

 

Потом мы долго глючили (как программы, по воле мастера), радостно орали в рацию (по-моему, на 66 канале, то есть, на Лориэнском), пили вино из Зеркала Галадриэли по кругу и праздновали победу. Огромное спасибо всем участникам этого и отдельно – Севериусу, который устроил нам праздник.

 

Даэллин Рилвэн:

 

Вероятно, с нами действительно был Астальдо. Во всяком случае, после этой победы нам оставалось только уничтожить Избранных, что Курунир и сделал. Между первым и вторым добитыми Избранными к нам подошел Кирдан повелитель Митлонда и попытался парализовать нас. Удалось ему это только со мной, поскольку Курунира и Кхамуля не задело, а Элронд вообще присутствовал там как проекция, по палантиру. Кхамуль догнал и убил его. Затем Курунир уничтожил последнего оставшегося Избранного.

Арде больше ничто не угрожает. По крайней мере, пока.

 

Deirdre:

С утра начался бардак. Потому что день отъезда. Мы, впрочем, еще попробовали поиграть, в результате чего все получилось именно так – коротко, глупо и непонятно. Про вынос Кирдана все уже рассказал Саруман. Я могу только добавить, что пока Кхамуль и Элронд гоняли Кирдана, мы с Саруманом стояли, согнувшись от смеха, поскольку, помимо общей комичности ситуации, соответствующий игрок в свое время достаточно сильно оскорбил меня по-жизни, а Сарумана – прямо-таки Кирдан и прямо-таки по игре. Такая вот я злопамятная. Впрочем, после этой сцены мои претензии к нему закончились.

А дальше – быстрые сборы, быстрый отъезд.

Несмотря ни на общий бардак, ни на постоянные мастерские «квадраты пять на десять», ни на общую беспечность и нервность команды повстанцев, игра мне понравилась. Возможно, потому, что ее делали не столько мастера, сколько игроки и, как бы ни странно это звучало, сам мир. В конце концов, несмотря на смещение по времени, все было почти по книге: из Истари Белого Совета один оказался предателем (ну и что, что Митрандир, а не Курунир); отряд Хранителей набрали; главный артефакт злых сил уничтожили… да и Астальдо помог нам под конец. ;-)

Tags: Отчет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments