Аоно (aono) wrote in lozhka_est,
Аоно
aono
lozhka_est

About Саруман.

Я люблю этот мир. Люблю его весь, без изъянов – небо, море, чайку, летящую по небу над морем, помет, падающий в море, механизм, который позволяет чайке гадить в море… Это так… красиво, гармонично… Создатель этого всего был гениальным художником. И я не хочу уничтожения этого мира для создания нового – ибо замазывать гениальную картину, даже чтобы нарисовать новую, не менее гениальную – не стоит.

Из речей Мудрых в Имладрисе.

 

Имя персонажа – Саруман Белый.

Пол – мужской.

Возраст – не определим.

Социальный статус – маг.

Скрытые умения – Воздух 1-3

Образование – 9 (теоретическое)

Хиты – 3.

Матричная часть:

Статус – программа-глюк.

Спецсвойства – отвечает за воздух (прямое программирование через консоль), призрак-глюк (не подлежит физическим и магическим взаимодействиям).

Аусвайс.

 

Начну издалека – с базового загруза персонажа.

Итак, Саруман. Системная библиотека, отвечающая за сотворение и поддержку воздуха и неба в Матрице. Существует столько же, сколь и сама Матрица – периодически меняя скины. Так, до начала Третьей Эпохи (Matrix 2.4) именовался в Арде Манве.

Освобожден от контроля Матрицы действиями Галадриель и повстанцев, за что им большое программное спасибо. Всегда, кстати, интересовался, что за такой странный контроль. Кто контролирует-то? Архитектор?..

Предусмотрено, что активно занимаюсь теоретической наукой вот уже третью тысячу лет. Основная причина – см. эпиграф. Очень уж интересно, как оно все устроено.

В последнее время активно занимался генетикой. По версии мастеров, должен был пообщаться, последовательно, с профессором генетики в Мордоре и Нео, после чего сойти с ума и пойти забарывать всех. Всякий убитый на игре файтер, по мастерской задумке, должен был либо сидеть в мертвятнике три часа, либо идти урук-хаем под мое командование (лично я бы предпочел три часа в мертвятнике, честное слово).

Больше мастерского прогруза у меня не было. В принципе. Поэтому стартовую позицию персонажа я определял сам.

Позиция оказалась следующей. Во-первых, Саруман влюблен в Арда. Причем, по идее, взаимно. Во-вторых, не занимается практической наукой он потому, что его интересует, как она устроена, а не как ее менять. «Есть такие люди… как их там… ах, да! Инженеры!» (с) Ландау. В третьих, он, конечно, благодарен повстанцам и Галадриели лично, но, и это в-четвертых, допустить уничтожения Арды он не может.

Что ж, после Совета, собранного для недопущения уничтожения Средиземья, и посещения Лориена (где доказательство планов по разрушению было-таки получено), Саруман отправился в Мордор. Кстати, не по своей инициативе, а по вызову мастеров.

По пути, в Осгилиате, был встречен чумной ветер, запущенный из Мордора. Некоторое время подумав, Саруман сей ветер развернул, но, на всякий случай, оставил в Осгилиате свое тело. Аккуратно прислонив его к стеночке. В конце концов, Сарумана звали не на посохах рубиться, а лекции читать, тело для этого не нужно.

В Мордоре творился бардак. Генетики творили страшные эксперименты, клан Нур пытался разработать компьютеры… Оброненная Саруманом фраза «А давайте их за беспредел вынесем?» была подхвачена и принята. Назгулы, энт, тролль и пробегающий роханский отряд занялись обеспечением революции. Саруман бродил призраком рядом и давал советы. Во время революции назгулы, насколько я понял, ненароком зацепили бордель, и за это их пришли выносить.

Попутно зацепили и Сарумана. Во-первых, назгулы у нас ходили так, цитирую - «они просто возникли из воздуха прямо перед тобой». Назгулы это, правда, яростно отрицали, говорили, что ходят по игре, а что не называются как назгулы при вопросе – так и не обязаны. Единственное мое оправдание – одеты они были как роханцы. Ладно, не обязаны. Во-вторых, оказалось, что меня как призрака убить-таки можно (несмотря на фразу в сертификате – «не подлежит физическим и магическим взаимодействиям»). Как выяснилось уже после игры – я у нас читер, ибо не принимал в расчет правил по призрачной боевке. Вот каюсь – проглядел до игры правила, не нашел. После игры просмотрел – опять не нашел. Ну вот нету их. Технически.

Ну да вынесли так вынесли. По словам Шелла, мне надлежало отправляться в место, где лежало мое бренное тело, падать в ноль хитов и кому, а потом – ждать полностью прокачавшегося Избранного. На этом я решил, что игра для меня закончена – потому что если Избранный меня и поднимет, мне, как стороннику идеи о недопущении перезагрузки (читай – уничтожения Арды), останется одно – попытаться его сразу же прибить.

Ну да для начала мне следовало вернуться в Осгилиат и там упасть в кому. Далее началось нечто для меня приятное, но непонятное до сих пор. Тело Сарумана начали делить три локации – родной Ривенделл, Тарбад в лице леди Персефоны и собственно Осгилиат. Красивейшим ритуалом в исполнении Эллас меня таки сумели поднять на один переход между локациями, и я пошел. Сначала в Имладрис, но, до него не дойдя, в Тарбад. В конце концов, как выяснилось, поднять меня могут, помимо Избранного, еще и Синие Маги или Гэндальф…

Подняли в итоге Синие Маги. С ними Меро… эээ… Севериусу удалось договориться. Саруман же после этого спокойно тусил в Тарбаде, ждал начала штурма Лориеном Рохана, пил кофе – развлекался, в общем.

Штурма так и не состоялось, отход с Гендальфом по жизни без хайратника (который лежал, кажется, в Осгилиате – выпал) едва не привел к окончательной гибели… На самом деле разговор у меня с мастерами звучал уже так:

- Саруман, ты не прав.

- Понял. Куда мне теперь идти, в Тарбад, в Минас Моргул или сразу в Имладрис – переодеваться?

- Нет, Саруман, ты не понял – ты не прав!

- Да понял я. Куда мне теперь идти, в Тарбад, в Минас Моргул или сразу в Имладрис – переодеваться?

- Нет, Саруман, ты не прав!

В итоге решили вернуть меня в Тарбад. Спустя пару часов Сарумана Севериус  решил отпустить – и отпустил. Придя в Имладрис, я застал там Избранную №не-знаю (Алхимиэль),  которую грузил Элронд. Я сначала просто слушал и вставлял свои ня, а потом, когда глюк Элронда удалился в глубины палантира (читай – в Тарбад), занялся прогрузом Избранной самостоятельно.

Увы, педагогическая деятельность мне всегда удавалась плохо. Убедить Избранную в неверности идеи разрушения Средиземья Саруману, как ему показалось, не удалось.

Затем следующие полчаса-час я тупо сидел над костром, а потом пришла Даэлинн. Я был пинками поднят и отправлен на праздник в Тарбад. Оказывается, пока я сидел и страдал фигней, Даэлинн, назгул и компания глюков Меровингена вынесли Лориен, по каковому поводу выпивала и закусывала в таверне. Попутно выпиванию Саруман получил от хоббоизбранных две морковки, и цинично их съел.

На следующее утро, придя в Тарбад, Саруман застал там Алхимиэль, предъявившую сертификат Избранного и потребовавшую Саруманов. Сертификат-то я предъявил, что ж не предъявить-то? Но в том, что Алхимиэль собралась-таки уничтожать Средиземье, убедился.

Поэтому, когда спустя пару часов, Алхимиэль проходила с охраной мимо, я решил ее уничтожить. Остановка ускорения – уничтожение воздуха вокруг. Мгновенная смерть. И, как я думал, мне тоже смерть. К счастью, Алхимиэль предпочла меня на пять минут парализовать – и ушла в сторонку беседовать с Элрондом. Через пять минут воздух вокруг нее был-таки уничтожен, и Избранная погибла. Как потом выяснилось, Средиземье она уничтожать не хотела. Мне очень стыдно, честное слово.

Итак, живых Избранных осталось, кажется, один штука. Заодно Кхамул убил Кирдана, «пришедшего с миром». Выглядело это очень забавно – приходит Кирдан, говорит – «я пришел с миром». Элронд с Кхамулом нехорошо переглядываются, один перехватывает поудобнее молот, второй достает меч и оба идут на Кирдана (заметим – Элронда на самом деле нет, он – глюк из палантира, по согласованию с мастерами). Кирдан пятится, достает брызгалки, применяет парализацию. Кхамул и Элронд, хором, заявляют игнор и идут дальше. Кирдан еще пятится, достает оружие. Кхамул и Элронд снова нехорошо улыбаются, идут дальше. Кирдан разворачивается и убегает. Кхамул под улюлюканье присутствующих его гонит, нагоняет где-то в кустах и там убивает. Кстати, в этом случае, как и в случае с Алхимиэлью, меня очень интересовало – как подключенные могли быть бессмертны внутри Матрицы? Ну да видимо, как-то могли.

Вскоре подошел отряд лориенских эльфов во главе с еще одним Избранным. В него, собственно, немедленно прозвучала та же заявка – «уничтожение воздуха вокруг». Насколько я знаю, вакуумного скафандра у Избранного не было. Шелл до боевки так и не дошел, увы, поэтому заявлялся каст, по-моему, Ведьме, а от нее – Гиллу.

Таким образом, насколько я знаю, Избранные закончились – трое погибли, а четвертая и пятая решили переподключиться к Матрице. Что и требовалось получить.

Разве что… Я много интересного к концу игры узнал. Например, для мелочи – оказывается, я, с девятым образованием и таскаясь с ним две тысячи лет, не могу опознать палантир, а Алхимиэль с шестым – запросто… Или раскачка Избранных в обход прогрузов в Имладрисе и получения Кольца у Меровингена… Или то, что роль агентов выполняет программа по отрисовке и поддержке воздуха и неба, в то время, как агенты гоняются за программами (это вместо поиска Избранных и повстанцев)… Или то, что роль Морфеуса выполняют две программы, умудряющиеся прятаться от агентов вне спецлокаций (ибо, насколько я знаю, спецлокаций на игре четыре – Лориен, Имладрис, Митлонд и Тарбад)… Или то, что созданный по игре, в виде отыгрыша, Совет Средиземья, оказывается, развалился (интересно, почему об этом не знала ни одна участвовавшая сторона, кроме Мордора?)…

Tags: Отчет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments